"Самолеты над Голливудом"

 

ЕКАТЕРИНА АСМУС  "САМОЛЕТЫ НАД ГОЛЛИВУДОМ" ©, фрагмент

 

Кролл

 

       Тело девушки одиноко и неприкаянно лежало на обочине  пустынной дороги. Лица видно не было – соломенные космы разметались по асфальту. Шериф Кролл, стараясь подавить зевоту, вылез из машины и деловито  прошагал  к месту происшествия. Девчонка упокоилась на углу Восьмой улицы  и бульвара Сансет, там, где шоссе выныривает из-под моста,  милое дело для самоубийц:  раз – и под колеса, да только пока с высоты летишь – может быть со страху-то уж и откинешься, а если нет, то голова превратится в лепешку раньше, чем тебя колесами закатает. Но в столь ранний час местечко довольно безлюдное. Кролл взглянул вверх, изучая перила моста, освещенные бледными и печальными предутренними фонарями. Высокие, перелезть непросто. Самолет в небе задорно мигнул огоньками, приветствуя встречный, и исчез в облаках. Кролл обернулся на шорох шин.

        Полицейская машина, осветив его фарами,  почти бесшумно выкатилась из-под моста. Кролл отвлекся от осмотра, наблюдая, кого же на этот раз принесло из участка. Забавная парочка, покидающая авто, никак не соответствовала печальному утру со свежим покойником. Комиссар Йонг - флегматичный азиат, маленький, серьезный, неразговорчивый и весьма несговорчивый. Форма на нем в любое время дня и ночи будто свеженакрахмаленная, пробор в глянцевых черных волосах ровнехонький, словно ниточка. Кроллу иной раз казалось, что Йонг хранит себя по ночам в специальной упаковке, чтобы не помяться, не растрепаться и не испачкаться. И полная ему противоположность – долговязый  кубинец, экзотически именуемый Амаури. А в просторечии  – Эмик. Фотограф, по виду – чистый растаман и разгильдяй. Но безотказный и добрейший парень. Однако, когда он появляется рядом с трупом, высокий, тощий, сутулый, завешенный дредами и проводами от наушников, со спущенными по молодежной моде широченными штанами, и,  жизнерадостно пританцовывая в такт одному ему слышимой музыке  (Эмик, вероятно, и спит с наушниками) и начинает яростно щелкать и вспыхивать фотоаппаратом, некоторые пуритане меняются в лице.

        Йонг приветствовал Кролла сухо. Впрочем, как всех и всегда. Эмик же наоборот, улыбчиво сверкая зубами, отплясал радостную джигу в честь встречи с шерифом. «Похоже он всегда под легким кайфом, - не в первый раз подумал Кролл, пожимая обоим руки, – у расты это по религии положено,  как у прилежных католиков читать библию с утра, в обед, к вечеру, ну и вообще по любому поводу. Затем, парочка приступила к действию.  А Кролл вновь поднял голову, осматривая мост. Девчонка нашлась на обочине. Перила моста высокие, упираются в края насыпи, плотно прилегая к ней. Перелезть не так просто. Может, сбросил кто? И это вряд ли.  Для этого нужно человека поднять. Ну, положим, такая худышка много не весит, но…  И вообще, глупо сбрасывать человека на обочину,  когда его можно сбросить на середину шоссе. То же самое с версией самоубийства. Не логично.  Почему не посередине моста, чтоб уж наверняка, а?

        Мысли Кролла нарушил яростный вой пожарной машины. За ней, буквально упираясь носом в задний бампер, мчала «скорая». Кролл поморщился – хорошо, конечно для тех, кто еще жив то, что в наших краях по сигналу тревоги прилетают сразу все возможные службы, но мертвецу уж никто из них не поможет – суета одна. Спасатели высыпали из машин как горох из созревших стручков, но, приблизившись к телу, один за другим начали терять интерес к произошедшему – ясное дело, покойники  не по их ведомствам. Но осмотреть место обязаны все. Кролл вздохнул и приблизился к стоящим вокруг погибшей.

         – Давно вы тут шериф? – подозрительно спросил детина из «пожарки». Неоднократно сталкивались они на местах происшествий, и по неизвестной причине успели проникнуться взаимной неприязнью друг к другу.

          – Нет, недавно приехал, – бросил Кролл – ну, что там, инспектор?

          Методичный Йонг не отвечал. Он тщательно осматривал участок жухлой травы вокруг тела. Собрал пинцетом какие-то осколки в специальный пластиковый пакетик, в другой положил отбитую половинку горлышка винной бутылки. Точный и невозмутимый, словно механизм. Но положиться на него можно. Такой ничего не упустит.

          От наблюдения за работой Йонга Кролла отвлек тот самый детина из «пожарки». Сэм, вспомнил Кролл – Сэм, да, точно. Дружки дразнили его: «Я Сэм, я Сэм, я много ем!» И Кролл как-то посмеялся вместе с ними. С тех пор Сэм ненавидит его. А пожрать Сэм и впрямь горазд. Вот и теперь, зажимая бургер в огромной руке, он топчется на месте происшествия и труп ему не помеха!

           – Эй, шериф! Ну, что, мы едем отсюда или как? По-моему этой леди уже не поможет брандспойт. А нам самое время позавтракать!

           – Езжайте! – махнул рукой Кролл.

           Наконец Йонг решил, что все что мог, он уже здесь обнаружил  и допустил до тела покойной миловидную медичку Элли, с которой Кролл тоже неоднократно встречался, и которой втайне симпатизировал. Кролл всегда поражался – приезжает  с медициной «на труп» такая вот девушка - хорошенькая, молоденькая, ей бы не с покойниками возиться, а на танцы ходить. И ведь не боятся ни крови, ни увечий! Правда, говорят их в медицинском еще как муштруют. За годы учебы такого насмотрятся, что потом, видно, их уже ничем не удивишь и не испугаешь. Вот и сейчас Элли без малейшего колебания отважно перевернула тело. На удивление, лицо покойной пострадало мало – бледное, аж в голубизну, словно восковое. Желтые волосы в алых пятнах крови. Теперь-то Кролл увидел, что она вовсе не так уж молода - просто худенькая очень, маленькая, потому и казалась девчонкой. В очередной раз Кролл поймал себя на мысли, что никогда не мог понять легенды о любви цветных мужчин к белым женщинам! Чушь какая! Что тут хотеть? Одни кости, а кожа синяя, как у куриного трупа в витрине магазина дешевых товаров. Кролл покосился на пышные формы Элли – молодка была словно литая и ловко обтянута лоснящейся темно-шоколадной кожей. И кому нужны эти недокормленные норвежки? – пожал он про себя плечами.

           – Шериф!

           Кролл обернулся.

           – Смотрите! – Элли разжала пальцы покойной и показывала  Кроллу окровавленный кусочек от горлышка винной бутылки.  – Это было зажато в руке!

           Ну, ясно – пьянчужка! Выпивала на мосту, хотя употреблять спиртное на улице строжайше запрещено, но этих хроников разве удержишь! Вот и готово – пьяная свалилась с моста. Яснее ясного!  Но тогда почему….

           -– Эй, шериф!  Вы что сегодня, еще не проснулись?  - Элли уже стояла рядом с ним.

          Кролл взглянул на часы. Да уж. Рановато. Всего-то шесть  тридцать утра. Но воздух уже наполняется жужжанием автомобильных моторов и пряным запахом тропиков. Жаркая весна нынче выдалась.

          –  Спасибо, Элли. Вы поезжайте, ей  доктор не понадобится. А мы подождем коронера. – Йонг, ну и как у вас улов?

          – Скудный. Карманы пусты. Ни документов, ни денег, ничего.

          Кролл обреченно кивнул. Откуда она, кто? Повиснет дело… Эх!  Он курил, пока машины спасателей разъезжались по новым делам и пока подоспевшая  коронерская служба, упаковав тело в черный пластик, не увезла его в морг. Затем, попрощавшись с Йонгом и Эмиком и проводив взглядом их машину, направился к своему автомобилю. Внезапно, на полпути он остановился и торопливо зашагал обратно. К тому месту, где еще недавно лежало тело женщины, а сейчас лишь белели его обрисованные мелом контуры. Рассветное розово-желтое солнце потягивалось потихоньку в облаках, будя от спячки все живое. Стая раскормленных на помойках орлов, лениво кружила неподалеку в поисках завтрака. Теперь уж не дождутся! Кролл наклонился к примятой траве у самой опоры моста и среди крошечных бледно-лиловых цветочков, обнаружил маленький и засаленный многократно сложенный обрывок листка записной книжки. С трудом развернув рвущуюся на сгибах бумагу, Кролл увидел небрежно нацарапанные буквы и цифры. С цифрами было более менее ясно, согласно расположению на листе они являлись частью адреса – индексом и номером дома. Но буквы были абсолютно неузнаваемы – непонятный тарабарский язык, ничего общего с английским не имеющий.

         – Надеюсь, ребятам в экспертном отделе знаком норвежский… – пробормотал Кролл про себя и, усевшись в авто, покинул место происшествия.

 

 

Русский

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, являетесь ли вы человеком и для предотвращения спама.