Интервью газете МК в Питере 2003

Тот самый Мюнхгаузен оставил в Питере своих родственников

Наталья ЧЕРНЫХ, МК в Питере № 32 за 1 июля 2003 г.

 

«Одно лицо!» — воскликнул бы любой, сличив книжный портрет знаменитого барона Мюнхгаузена и его живую «копию» —тридцатипятилетнюю Екатерину Асмус.

Родственница этого почти литературного персонажа — коренная петербурженка, работает на «Ленфильме» ассистентом режиссера по реквизиту. Обычная реакция знакомых на столь удивительное сходство: «Ах вот в чем дело!!!» После чего все ее рассказы воспринимаются с изрядной долей иронии, хотя Екатерина — патологически правдивый человек и совсем не авантюристка по натуре. Правда, приключения с ней частенько случаются. Помимо воли. Видно, гены далекого предка дают о себе знать.

Когда Екатерина узнала, что она — родственница барона Мюнхгаузена, то чуть не упала в обморок. Хотя к тому моменту была взрослым человеком с устойчивой психикой. О семейной тайне ей вскоре поведала мама (а той когда-то — одна из теток). По традиции, лишь очередному «птенцу» Асмусов исполнялось тридцать, ему выдавали: «А барон-то — твой пра-пра-пра…» Некоторым и совсем не говорили. Часто Асмусы старались откреститься от знаменитого на весь мир чудака, ибо из-за него на протяжении двух веков семью преследовали сплошные неприятности.

Когда вышла в свет книжка Распе, губернатор Франкфурта (тоже некий господин Асмус) был женат на одной из сестер Мюнхгаузена. Его чуть не сместили с поста, а по «беспроволочному телеграфу» на всю Саксонию разнеслось: «Мюнхгаузенов и их родственников на службу не брать, они лгуны!» В общем, вышло так, что писатель заработал на шутливых историях аристократа кучу денег, а сам Мюнхгаузен и его окружение — кучу неприятностей.

Екатерина целый год просидела в архивах и нашла кое-какие подтверждения семейной легенды. А еще кучу сведений о других родственниках, среди которых был даже строитель Петропавловской крепости. Решив углубить свои знания и отогнать ненужные сомнения, весной этого года Асмус-Мюнхгаузен отправилась на родину барона — в небольшой саксонский городок Боденверде. Там ее приняли с распростертыми объятиями.

Узнав, что к ним нагрянула «мадам Мюнхгаузен» из России, директор музея барона открыл экспозицию (хотя обычно она доступна для туристов только летом). Он тоже отметил необыкновенное внешнее сходство Асмус с героем и рассказал Кате о «пра-пра-пра» много интересного. Оказывается, свои знаменитые байки аристократ травил, попивая с многочисленными друзьями самогон. Рецепт оного зелья он привез из России. Сидя в уютной беседке над рекой, барон посылал слугу на лодке в погребок, если веселящий напиток кончался. «Цех» по изготовлению «русской водки» стоял тут же, в поместье.

Когда Мюнхгаузен служил в России, он занимал достаточно серьезный пост. Был интендантом, то есть возил армейскую казну. В музее есть даже сундук с несколькими сейфовыми замками внутри, в котором хранились золото и вещи барона. Доверие императрицы Екатерины к этому человеку было огромным, а Распе выставил его легкомысленным бездельником. Во всем мире существует не одно общество по реабилитации чести барона. В Германии их несколько. Во главе большинства организаций стоят потомки Мюнхгаузена.

Таковых, кстати, немало. Каждый год они собираются в Боденверде, прошлым летом приезжало около полусотни. А в этом году была конференция на вечную тему: «Почему барона выставили лгуном?!» Доклады делали серьезные историки и литературоведы.

По их мнению, многие истории барона (которые долго пересказывала вся Саксония) были не чем иным, как… правдой. Личность он своеобразная, а прожив в России столь долго, перенял все черты нашего сумасшедшего характера. И насмотрелся всякого. Для добропорядочных саксонцев многие случаи действительно могли казаться сказками. Конечно, без шуток тоже не обходилось. Ну не может же человек всерьез утверждать: в Турции было так жарко, что с противником не было биться никакой возможности. Мечи расплавились!

Путая явь с шуткой, люди и приписали Мюнхгаузену титул «барон-лгун». А травили его в конце жизни потому, что своими поступками Иероним не вписывался в добропорядочное бюргерское общество. В 70 лет он, к примеру, женился на юной девушке. Через год, когда в характере новой супруги барону что-то не понравилось, развелся (истратив на бракоразводный процесс почти все свое состояние).

Между прочим, Распе не был знаком с бароном лично. И «сказочки» записал во Франкфурте, услышав от кого-то из приятелей. Он хорошо понимал, что это «пиратство», потому и издал книгу в Англии. Когда молва о сборнике рассказов докатилась до Саксонии, Мюнхгаузен впал в ярость. Какой-то выскочка от своего имени издал все его байки, да еще и заработал на этом, выставив его идиотом! Он даже хотел затеять судебную тяжбу с Распе, но посчитав расходы, передумал. А книгу тем временем переиздали в Германии, она раскупалась бешено. Титул «барон-врун» намертво приклеился к Мюнхгаузену, и тот так расстроился, что слег в постель с нервным срывом.

…Екатерина Асмус твердо уверена — ее родственник самый правдивый человек на свете. Она тоже собирается внести вклад в реабилитацию героя. В связи с этим поедет в Саксонию еще раз. Не только для того, чтобы в тамошних архивах восстановить свое генеалогическое древо. Снять документальный фильм о Боденверде, музее и бароне — вот ее конечная цель. А еще Катя хочет отвезти на «историческую родину» картину Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен», в которой много правды. Представьте себе, саксонцы эту ленту ни разу не видели!

Сейчас дочь Екатерины четырнадцатилетняя Аня страшно озабочена. Какую фамилию взять: Асмус или Неелова? Историю первой мы рассказали, а вторая принадлежит к знаменитой актерской династии начала XX века. «Может, уж сразу Мюнхгаузен?» — пошутили как-то знакомые. А Аня задумалась. Всерьез.

 

 

Сергей Шрам и Александр Штолько
© Copyright 2000 - 2005.

 

Русский

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, являетесь ли вы человеком и для предотвращения спама.